пятница, 11 октября 2013 г.

Андрей Воробьев. Некоторые статьи о методологии

Копия статьи
Прощание с  принципом Оккама

                                                                    
 ,,Вселенная писает закономерностями и какает законами на любые принципы,,.
                                                      
,,Принцип – это  бантик  на извилине… Процесс завязывания таких бантиков у нас называется образованием,,.
   Из размышлений Сидора Львовича Козлодранова.
                                                      

Для начала справка: «Бритва Оккама» (Закон достаточного основания) — методологический принцип, получивший название по имени
английского монаха- францисканца, философа-номиналиста Уильяма Оккама (Ockham, Ockam, Occam; ок. 1285—1349), в упрощенном
виде гласящий: «Не следует множить сущее без необходимости» (либо «Не следует привлекать новые сущности без самой крайней на
то необходимости»).

Я не очень хорошо разбираюсь в том, кто такие  номиналисты, но подозреваю, что это самые ленивые из философов. Чем я недоволен в этом принципе?! Всем недоволен! Почему, например, он называется законом достаточного основания? За какие заслуги его возвели в ранг закона? Где изложены эти достаточные основания? Написано: «Не следует множить сущее без необходимости». А как узнать, когда такой необходимости нет, и как убедиться в том, что она есть? И вообще что такое ,,необходимость,, по Оккаму? Ленивый францисканец- номинапист забыл об этом написать… его горячие приверженцы – тоже.

Мне приходилось читать сочинения на физические темы, авторы которых в основу своих эпохальных трудов закладывали по 20 и
более гипотез. На мой скромный вопрос ,,Не многовато ли будет?,, я неизменно получал примерно такой ответ: ,, А зато моя теория все
объясняет!,,. То есть эти трудяги укладывали свои гипотезы в штабеля не просто так, а исключительно в силу железной необходимости….мол, Оккам так велел.

Если понимать термин ,,сущность,, как исходное, базовое понятие для объяснения процессов, происходящих в реальном мире, то
абсурдность принципа Оккама становится очевидной – ясно, что таких сущностей должно быть ровно столько, сколько их
существует на самом деле… ни больше, ни меньше.  Если мы отсечем хотя бы одну, то вместо прочной стройной физической теории
мы неизменно будем получать уродливое сооружение, подпираемое со всех сторон кольями дополнительных гипотез и принципов.
Почему ни Оккам, ни его последователи ни словом об этом не обмолвились? Ответ очевиден: реальный мир их не особенно интересовал  –блин, который испёк Оккам, был нужен для того, чтобы навести глянец на схоластических философских конструкциях того времени.       

Можно легко объяснить, почему современные философы являются сторонниками принципа Оккама -  дело в том, что в основе
философии лежит не сформулированная явным образом идея о том, что устройство нашего Мира можно объяснить исходя
из некоего набора изобретенных человеком принципов. Такая идея работает на уровне подсознания и вопрос о её качестве
даже не обсуждается. А ведь она никак не стыкуется с элементарной логикой.

Предположим, вы выдумали некий набор принципов и на их основе объяснили всё, что хотели объяснить. Означает ли это, что
исходные принципы верны? Увы, из ложных утверждений также можно вывести истинные следствия.  Приведу пример. ,,Кошка – это животное с тремя хвостами и квадратной головой,, - для тех, кто видел кошку, это ложное высказывание. Но из него следуют, например, такие истинные высказывания: ,,кошка – это животное,,…,,у кошки есть голова и по крайней мере
один хвост,,.

Легко понять, что для науки, выбравшей принцип Оккама краеугольным камнем своей методологии, граница между истинными
и ложными утверждениями становится очень расплывчатой и даже может вообще исчезнуть. А тогда чем существенным эта наука будет
отличаться от так называемой лженауки?

Всё выше написанное не означает, что я вообще против гипотез. Для меня очевидно, что не следует называть гипотезу научной
только на основании тех красивых одежд, которые на неё может напялить даже очень большая толпа ,,дизайнеров,, и ,,имиджмейкеров,,.Критерий должен быть простым – если гипотеза ведёт к закону, то она научна; если – к принципу, то её надо со всеми полагающимисяпочестями препроводить в ближайшее гипотезохранилище.

       Как отличить закон от принципа? У меня есть давняя статья на эту тему
Суть в том, что принцип - это  претендующее на всеобщность  утверждение, доказательство которого решили возложить на будущие поколения, а закон – это доказанное утверждение, также претендующее на всеобщность.
         Охотиться надо за законами, а не за принципами. Вот такая, я думаю, должна быть методология. Она не модная, но мне нравится. 


7.01.2008.
Андрей Воробьев.



 Копия статьи
Вперёд к Ньютону! О методологии физики.

1. Прощание с принципом Оккама.
Для начала справка: “Бритва Оккама” (Закон достаточного основания) — методологический принцип, получивший название по имени английского монаха- францисканца, философа-номиналиста Уильяма Оккама (Ockham, Ockam, Occam; ок. 1285—1349), в упрощенном виде гласящий: “Не следует множить сущее без необходимости” (либо “Не следует привлекать новые сущности без самой крайней на то необходимости”).

Я не очень хорошо разбираюсь в том, кто такие номиналисты, но подозреваю, что это самые ленивые из философов. Чем я недоволен в этом принципе?! Всем недоволен! Почему, например, он называется законом достаточного основания? За какие заслуги его возвели в ранг закона? Где изложены эти достаточные основания? Написано: “Не следует множить сущее без необходимости”. А как узнать, когда такой необходимости нет, и как убедиться в том, что она есть? И вообще что такое ,,необходимость,, по Оккаму? Ленивый францисканец- номинапист забыл об этом написать… его горячие приверженцы – тоже.

Мне приходилось читать сочинения на физические темы, авторы которых в основу своих эпохальных трудов закладывали по 20 и более гипотез. На мой скромный вопрос ,,Не многовато ли будет?,, я неизменно получал примерно такой ответ: ,, А зато моя теория все объясняет!,,. То есть эти трудяги укладывали свои гипотезы в штабеля не просто так, а исключительно в силу железной необходимости…. мол, Оккам так велел.

Если понимать термин ,,сущность,, как исходное, базовое понятие для объяснения процессов, происходящих в реальном мире, то абсурдность принципа Оккама становится очевидной – ясно, что таких сущностей должно быть ровно столько, сколько их существует на самом деле… ни больше, ни меньше. Если мы отсечем хотя бы одну, то вместо прочной стройной физической теории мы неизменно будем получать уродливое сооружение, подпираемое со всех сторон кольями дополнительных гипотез и принципов.

Почему ни Оккам, ни его последователи ни словом об этом не обмолвились? Ответ очевиден: реальный мир их не особенно интересовал – блин, который испёк Оккам, был нужен для того, чтобы навести глянец на схоластических философских конструкциях того времени.
Можно легко объяснить, почему современные философы являются сторонниками принципа Оккама - дело в том, что в основе философии лежит не сформулированная явным образом идея о том, что устройство нашего Мира можно объяснить исходя из некоего набора изобретенных человеком принципов. Такая идея работает на уровне подсознания и вопрос о её качестве даже не обсуждается. А ведь она никак не стыкуется с элементарной логикой.

Предположим, вы выдумали некий набор принципов и на их основе объяснили всё, что хотели объяснить. Означает ли это, что исходные принципы верны? Увы, из ложных утверждений также можно вывести истинные следствия. Приведу пример. ,,Кошка – это животное с тремя хвостами и квадратной головой,, - для тех, кто видел кошку, это ложное высказывание. Но из него следуют, например, такие истинные высказывания: ,,кошка – это животное,,…,,у кошки есть голова и по крайней мере один хвост,,. Или вот такой пример: ,,Волга впадает в Черное море,, - ложное высказывание. Но из него следует истинное ,,Волга впадает в море,,.

Легко понять, что для науки, выбравшей принцип Оккама краеугольным камнем своей методологии, граница между истинными и ложными утверждениями становится очень расплывчатой и даже может вообще исчезнуть. А тогда чем существенным эта наука будет отличаться от так называемой лженауки? Кстати, наши записные борцы с лженаукой несмотря на неимоверные усилия так и не смогли провести четкую границу между двумя этими понятиями. Получился анекдот – Комиссия по борьбе с лженаукой есть, но о том, что такое лженаука, она не имеет ни малейшего понятия.

2. Методология Исаака Ньютона.
Исааку Ньютону принцип Оккама был без надобности. Надо полагать, его вообще не интересовали никакие принципы. По этому поводу он очень ясно выразился: ,,Гипотез я не измышляю!,,. В переводе на русский язык это скорей всего означает: ,,Пошли вы со своими принципами!,,. Ньютон вообще не любил болтать. Историки сохранили всего-навсего одну речь, произнесенную им на заседании английской академии наук: ,,Закройте форточку! Дует!,,.

Гипотезы у Ньютона, конечно, были, но особого значения он им не придавал. Особое, даже исключительное значение он придавал только физическим законам. Если для формулировки закона ему требовалась новая ,,сущность,, то он её вводил без всякой оглядки на философов. Вот вам и критерий необходимости новой сущности по Ньютону: ,,Она вводится в рассмотрение тогда, когда этого требует новый физический закон,,. Понадобились, например, Ньютону для его законов ,,сила,, и ,,масса,,… есть к нему какие-нибудь претензии по этому поводу?!

А сейчас новые сущности вводятся так: когда захотели, тогда и ввели… сколько захотели, столько и ввели. Ограничитель только один – принцип Оккама, но он не работает, потому что всякий его толкует на свой лад. Поэтому физика сейчас представляет собой склад из тысяч или, может быть даже, десятков тысяч теорий, в которых ни один человек не способен разобраться. Заметьте, я здесь не разделяю, так сказать, официальные теории и альтернативные, и никого не поддерживаю – ни ортодоксов, ни альтернативщиков, поскольку и те и другие плывут в одном и том же направлении. Цель у них одинаково невыполнимая – выдумать такой список базовых постулатов, на основе которого можно было бы объяснить буквально всё. О том, что при этом нельзя установить истинность базовых постулатов, все забыли.

У Ньютона тоже были базовые постулаты – его законы … какая казалось бы разница?! Разница в том, что он их не выдумывал, а открывал. Он принимал этот Мир таким, каков он есть, и ему было не интересно ничего выдумывать про этот Мир. Если в этом Мире положено, чтобы был закон всемирного тяготения, значит, так тому и быть… значит, так и пишем. Такова была методология Ньютона. Практика показала, что это была очень хорошая, надёжная методология. А сейчас физики пришли к такой методологии, при которой вообще неизвестно, каким образом из множества теорий выбрать самую перспективную. Нет ни одной теории, которая бы чего-нибудь не объясняла, и нет ни одной, которая бы объясняла всё. Экспериментальные факты, не укладывающиеся в теорию, все теоретики старательно прячут, или обещаю разобраться с ними в будущем.

Совершенно непонятно, как при такой методологии можно организовать объективную экспертизу теоретических исследований в области физики, поскольку любой эксперт является сторонником какой-либо из многочисленных физических теорий. Как ни парадоксально, но при нынешних взглядах на методологию, нельзя организовать даже объективную экспертизу изобретений и новых конструкторских разработок. Здесь благодаря усилиям Комиссии РАН наша наука докатилась до полного маразма. Вот здесь http://newsland.ru/News/Detail/id/563473/подробно описан случай с изобретателем Ю. Виноградовым. Почитайте эту коротенькую статью и вам будет ясно, что наши академики готовы отклонить реально действующие изобретения под предлогом того, что они не согласуются с их теоретическими взглядами.

3. Как быть?
Я вижу только один выход – вернуться к методологии Ньютона. Тогда разговор с авторами новых физических теорий будет короткий, но беспристрастный: если теория или гипотеза ведёт к физическому закону, то всё нормально, если – нет, то её сразу надо отправлять в ближайшее гипотезохранилище. Основание для отправки такое: автора не интересует реальный Мир, а интересуют только его собственные взгляды на него.

Формулировать определение физического закона мне пришлось самому, потому что толкового, то есть такого, которым можно пользоваться, я нигде не нашёл. Это понятно – кому нужно определение физического закона, если у всех в головах одни теории и принципы.? Вот оно:физический закон – это обобщающее числовое соотношение между объектами реального физического мира, выполняющееся при оговорённых условиях для всего класса исследуемых объектов и не следующее ни из каких ранее открытых законов.

Справедливость нового физического закона можно доказать сейчас, а принцип - это претендующее на всеобщность утверждение, доказательство которого решили отложить на будущее. Если нужны комментарии, то они здесь

Вот, если коротко, то, что я по этому поводу думаю. Сначала я хотел свою статью назвать ,,Назад к Ньютону!,, а потом подумал, что гении сзади нас плестись не могут даже если они давно умерли. Поэтому ,,Вперёд…!,,.

2010 год
Андрей Воробьев

Копия статьи
О пороке методологии современной физики

      Поставим задачу в самом общем виде: какими свойствами должна обладать физическая теория, чтобы её можно было считать соответствующей реальности? Все такие теории в настоящее время создаются по одному и тому же принципу: авторы берут некоторое количество придуманных ими гипотез и из них дедуктивным путём силятся вывести объяснение самым разным физическим фактам. Можно утверждать, что с точки зрения самой обычной логики в таком подходе к делу содержится методологический порок (ПМ), не преодолев который теоретическая физика ещё очень долгое время будет вынуждена топтаться на месте. Всё дело в том, что никто как правило не озабочен тем, чтобы проверить на истинность постулаты, лежащие в основании той или иной физической теории. Авторы и их последователи считают, что истинность их исходных гипотез доказывается тем, что из них можно вывести следствия, хорошо согласовывающиеся с реальностью. Но ведь если из утверждения А следует утверждение В и В -истинно, то это совершенно не означает, что А также истинно. Приведу всего один пример: утверждение А:,, Волга впадает в Чёрное море,,; утверждение В:,,Волга впадает в море,,. Ясно, что из А следует В, В- истинно, А- ложно. Иначе говоря, истинность следствия вовсе не доказывает истинность исходного постулата. Если называть вещи своими именами, то получается, что авторы самых разных физических теорий заняты не очень красивым делом - они придумывают, как правдоподобнее всего солгать на заданную тему.

    Фактически современной теоретической физике безразлично, какие постулаты лежат в основе теории – для неё важно, чтобы выводы, сделанные из этих постулатов не противоречили физическим фактам в пределах погрешности эксперимента. Де-факто порок методологии некоторыми физиками признаётся, де-юре - нет: на сегодняшний день изложенный выше метод построения физических теорий считается единственно возможным и правильным. Такой противоречивый подход к методологии возник, на мой взгляд, не на пустом месте - он является следствием глубокого кризиса в философии, который также совершенно очевиден. Дело в том, что представители каждого философского направления так же, как и физики, исходят из некоторого набора гипотез, которые они называют принципами. Само собой, никто не озабочен тем, чтобы доказать истинность исходных постулатов – философы сразу переходят к строительству своих теорий, считая это делом первостепенной важности. А раз так, то порок методологии их касается не меньше, чем физиков. Здесь можно ещё добавить, что методология физики и науки вообще – это один из самых важных разделов философии.

    Можно ли преодолеть этот кризис? Да, если неукоснительно соблюдать следующее условие: в основании любой физической теории должны быть только доказанные утверждения. В этом случае порок методологии ликвидируется полностью. Однако, такое требование пока представляется совершенно нереализуемым на практике, поскольку любое дедуктивное рассуждение всегда опирается на некоторые исходные постулаты, принимаемые без доказательства. А тогда простой вопрос:,, На основе каких постулатов можно будет доказать исходные утверждения физической теории?,, вроде бы сразу разрушает предлагаемый методологический принцип. Но не будем торопиться с выводами.

     Доказанное исходное утверждение в физике обычно называют законом. Это довольно поверхностное определение физического закона, поэтому попробую дать более точное. Вот моя формулировка: физический закон – это обобщающее числовое соотношение между объектами реального физического мира, выполняющееся при оговорённых условиях для всего класса исследуемых объектов и не следующее ни из каких ранее открытых законов.

     Это определение обсуждалось на одной из интернетовских дискуссий. Ниже приводится цитата, которая даст возможность читателю познакомиться с позицией самых последовательных оппонентов. Вот дословное мнение одного из них: ,, можно указать на принципиальные недостатки предлагаемого определения: 1.Фундаментальные законы (например, так называемые начала термодинамики, запрет Паули и т.п.) не связаны обязательно с числовыми соотношениями; 2.Физические законы устанавливают соотношения скорее между математическими моделями, нежели между физическими объектами; 3.Понятие физического мира само нуждается в определении: в частности, включаются ли биологические объекты и явления а также проявления взаимосвязи косной материи и сознания?,,.  
   
   Попробуем разобраться с этими критическими замечаниями. Вот одна из возможных формулировок первого начала термодинамики: внутренняя энергия системы является однозначной функцией её состояния и изменяется только под влиянием внешних воздействий. Действительно, это утверждение мало связано с числовыми соотношениями, и если бы я захотел подогнать его формулировку под своё определение закона, то пришлось бы писать о том, что всё-таки здесь каждому состоянию системы ставится в соответствие некоторое число, характеризующее величину её внутренней энергии. Но я этого делать не буду, а честно признаюсь, что вовсе не считаю первое начало термодинамики физическим законом. Попробую обосновать это кажущееся чересчур смелым заявление. Чтобы читателю было проще меня понять, я предлагаю ему представить, что первое начало термодинамики было сформулировано не много лет тому назад, а буквально вчера совершенно неизвестным никому автором, что ни о какой термодинамике никто из нас не имеет никакого представления. Я абсолютно уверен, что в такой ситуации никто из физиков не назвал бы формулировку первого начала физическим законом. Совершенно очевидно, что её бы назвали очень сомнительной гипотезой и её автору вряд ли бы удалось избежать многочисленных насмешек. Лично у меня к этому постулату был бы целый ряд претензий.

    Вот самые первые из них: 1.О каких системах идёт речь? Поверил ли автор свою гипотезу хотя бы для систем, расположенных на поверхности земного шара? 2. О какой функции идёт речь? Откуда автор взял, что она однозначна? 3. Каким образом на практике можно каждому состоянию системы поставить в соответствие некоторое число? Ведь пока мы выполняем необходимые вычисления, состояние системы неизбежно изменится. 4. Данная гипотеза явно противоречит принципу неопределённости - если мы не можем знать точного значения энергии одной частицы, то как можно узнать это значение для системы частиц? Короче говоря, перед нами явная гипотеза, причём очень подозрительная. Разумеется, мне известно, что данная гипотеза хорошо себя зарекомендовала в термодинамике, что многие физики возвели её в ранг закона, но я здесь пробую писать о вещах, которые считаю принципиально важными и, стало быть, эти два обстоятельства не должны иметь для меня никакого значения.

   Ясно, что от многих прочих эту гипотезу отличает только то, что она получила практически всеобщее признание. Для этого сорта гипотез физики придумали очень подходящее слово - принцип. Попробую дать определение этому термину. Физическим принципом я буду называть общепризнанное, претендующее на всеобщность, непосредственно недоказуемое утверждение о свойствах физических объектов. Физические принципы традиционно пробуют доказывать уже рассмотренным здесь методом – строительством на их основе физических теорий, которые в пределах погрешности эксперимента согласуются с реальностью. А раз так, то их, как и все гипотезы, касается порок методологии (ПМ). Почему принцип нельзя доказать непосредственно? По разным причинам, но чаще всего потому, что в них отсутствует проверяемое на практике числовое соотношение между объектами физического мира. Правда, здесь есть один очень важный нюанс - дело в том, что если подходить к этому вопросу абсолютно строго, то ни один физический закон, подходящий под моё определение, также нельзя проверить непосредственно ввиду бесконечности количества объектов, которые нужно будет для этого рассмотреть. К примеру, как проверить справедливость для всех объектов Вселенной закона всемирного тяготения? Выход из данной ситуации физиками давно найден и очевидно, что он единственен: после проверки закона на истинность на всех доступных для эксперимента объектах мы объявляем его справедливым до тех пор, пока нам не встретится опровергающий закон контрпример.

    Итак, на первый пункт критических замечаний моего уважаемого оппонента по поводу моего определения физического закона я отвечаю следующим образом: если смешать в одну кучу законы и принципы, то моё определение, очевидно, надо забраковать. А вот если ,,мухи,, и ,,котлеты,, будут отдельно, то пока для этого не видно причин.

    Второй его пункт выглядит так: физические законы устанавливают соответствие скорее между математическими моделями, нежели между физическими объектами. Не думаю, что в данном случае следует начинать размышлять о том, что такое математическая модель физического явления. Я поступлю проще – напомню читателю о существовании закона всемирного тяготения. Известно, что Ньютон не сопроводил его никакой моделью - ни математической, ни физической. Совершенно очевидно, что упрёк моего оппонента в данном случае лишён оснований - данный закон устанавливает числовое соотношение именно между физическими объектами с массами m1 и m2. Разумеется, можно считать саму формулу закона всемирного тяготения математической моделью, но тогда неизбежен вопрос: между какими другими моделями установлено числовое соотношение?

    Честно говоря, я очень благодарен Ньютону за этот его закон. Он очень здорово помогает мне в спорах с оппонентами. О его формулу, как о скалу, разбивается любая фантазия по поводу физических законов. А таким выдумкам, как оказалось, нет числа. Вот, например, такая: физический закон, якобы, должен всё рассказать о физической сути рассматриваемого физического процесса. Тогда я обычно спрашиваю о том, что им рассказал о сути гравитационных процессов этот закон Ньютона. Мои критики после этого вопроса сразу переводят разговор на другую тему. Был даже такой анекдотичный случай: один из них заявил, что закон всемирного тяготения не является законом потому, дескать, что совершенно неясен физический смысл гравитационной постоянной. Пришлось спросить о том, когда было принято такое историческое решение - я, мол, человек тёмный, газет не читаю …

    Попробуем разобраться с третьим возражением оппонента:,, понятие физического мира само нуждается в определении,,. Тут я его поддерживаю - конечно, нуждается. Более того – ни одна наука не может двигаться вперёд без точных определений. Отсутствие хорошего определения физического объекта означает, что мы о нём знаем настолько мало, что не можем вычленить его самые существенные свойства. Однако при конструировании определений надо иметь ввиду одно простое, но очень важное обстоятельство - не всё можно определить, обязательно должны быть неопределяемые понятия. Математикам этот факт давно известен и никто из них даже не пытается дать определения, к примеру, точке, прямой и плоскости. Им ясно, что эти объекты можно только более-менее успешно описать, но определить их нельзя. Зато, используя эти три понятия, можно дать чёткие, исчерпывающие определения многим геометрическим фигурам. Лично я считаю, что дать хорошее определение физическому миру пока нельзя, поскольку нет абсолютно чёткой границы между такими науками, как физика и химия, физика и биология… Должен ли я сейчас в спешном порядке ради спасения своего определения искать эту границу? Вряд ли, поскольку и так ясно, какой смысл вкладывается в термин ,,физический мир,, в определении закона - это все объекты Вселенной, которые изучаются физикой: пространство, время, тела, имеющие массу, фотоны… Я ставлю здесь многоточие, поскольку не уверен в том, что список окончателен. Но пока и его достаточно, чтобы смысл термина ,,физический мир,, был ясен.

     Итак, я подробно разобрал все претензии к моему определению со стороны моего Оппонента. Никаких других существенных аргументов ,,против,, от других моих оппонентов я не припомню. Я благодарен Оппоненту за критику моего определения. Она помогла мне посмотреть на него ещё с нескольких точек зрения. Кстати, я попросил его изложить то определение физического закона, которое ему нравится. Вот, что он написал: ,, Физическим законом называется справедливое в своей области применения обобщающее математическое или словесное описание устойчивой и воспроизводимой взаимосвязи (численного или предельного соотношения, направленности, совместимости, взаимопревращения и т.д.) между физическими объектами или физическими величинами, характеризующими свойства этих объектов,,.

     Думаю, что это неплохое определение физического закона, но у меня к нему есть претензии. Оппонент также, как и я, исходит из того, что справедливость закона должна проверяться непосредственно. Иначе слова об устойчивой и воспроизводимой взаимосвязи будут в его определении совершенно лишними. Но непосредственно проверить на истинность словесное описание взаимосвязи нельзя. Об этом я уже писал и хочу кое-что добавить. Физик в обязательном порядке ставит в соответствие исследуемому объекту одно или несколько чисел. Без такой процедуры его работа совершенно невозможна. Лично мне кажется совершенно невероятным, чтобы те колонки чисел, которые получаются в результате работы любого физика - экспериментатора можно было обобщить исключительно на уровне словесного описания. И даже если такое обобщение будет получено, то совершенно непонятно, каким образом можно проверить непосредственно его справедливость. Повторяю: словесные описания взаимосвязей годятся только для гипотез и их разновидности – физических принципов, а их принято проверять на истинность совсем другим способом. Понятно, что формулировка любого закона не обходится без некоторого минимального количества слов - они нужны хотя бы для того, чтобы объяснить используемую символику. Вот если бы Оппонент написал: ,, математическо -словесное описание,, , то это был бы очень точный термин.

     Теперь поразмыслим о значении слов ,, устойчивая и воспроизводимая взаимосвязь между физическими объектами или физическими величинами, характеризующими свойства этих объектов,,. Сразу хочу отметить, что в этой фразе слова ,, между физическими объектами,, лишние. Дело в том, что математическая формулировка любого физического закона состоит из символов, которые обозначают не сами объекты, а именно физические величины, характеризующие свойства этих объектов. Под словами ,,устойчивая и воспроизводимая взаимосвязь,, Оппонент, думаю, имел ввиду, что при оговорённых в формулировке закона условиях эту взаимосвязь можно зафиксировать всегда. Вряд ли это можно истолковать как-нибудь иначе. Если устранить в определении Оппонента отмеченные мной недостатки, то оно будет выглядеть так: физическим законом называется обобщающее математическо- словесное описание устойчивой и воспроизводимой взаимосвязи между физическими величинами, характеризующими свойства физических объектов. Слова ,,справедливое в своей области применения,, я удалил по следующим причинам: 1.Если взаимосвязь устойчива и воспроизводима, то соответствующее математическо – словесное описание не может быть несправедливым. 2. Область применения физического закона может быть самой неожиданной и её нельзя заранее ограничить.

     Теперь для сравнения я ещё раз напишу своё определение: физический закон – это обобщающее числовое соотношение между объектами реального физического мира, выполняющееся при оговорённых условиях для всего класса исследуемых объектов и не следующее ни из каких ранее открытых законов. Если учесть, что под числовым соотношением между объектами мною понимается соотношение между физическими величинами, характеризующими свойства этих объектов, то перед нами практически два одинаковых по смыслу определения. Отличие только в моём добавлении: ,, и не следующее ни из каких ранее открытых законов,,. Это добавление принципиальное. Если его не будет, то мы перестанем ощущать разницу между законом и следствием из него, а этого делать ни в коем случае нельзя, поскольку это совершенно разные по своему значению для физики понятия. Человек, в достаточной мере владеющий математическим аппаратом, может за короткий промежуток времени вывести большое количество следствий из самых разных физических законов. Но вот закон он так просто не выведет. И дело не в недостатке интеллекта, а в том, что законы принципиально не выводятся друг из друга и дедукция в данном случае совершенно бессильна. Всем, кто в этом сомневается, могу предложить попробовать вывести логическим путём любой известный на сегодняшний день закон из любых других законов. Полагаю, вы довольно быстро прекратите эти попытки.

В чем здесь дело? Этот вопрос явно проходит по ведомству философии, но эта наука в настоящее время самоустранилась от решения своих собственных проблем. Во всяком случае после общения с людьми, называющими себя философами, у меня возникло именно такое мнение. Попробую ответить на него так: физики понимают, а, точнее, надеются на то, что в основе Мироздания должна быть некая непротиворечивая и полная система аксиом, из которой логическим путём можно будет вывести все известные и неизвестные на сегодняшний день физические законы. Если такая аксиоматика будет сформулирована, то реализация мечты Эйнштейна о единой теории поля не вызовет никаких принципиальных трудностей. При таком варианте отмеченная выше логическая обособленность физических законов (т.е. их невыводимость друг из друга) - вещь временная и означающая, что физика пока далека от достижения своей стратегической цели – выявления такой аксиоматики. Сразу скажу, что лично я совершенно не уверен в достижимости этой цели и считаю, что физики должны быть готовы к следующему неприятному сюрпризу - такая аксиоматика не может быть создана никогда. Вряд ли здесь стоит анализировать этот пессимистический сценарий, поскольку он наверняка многим покажется фантастическим. Но в любом случае он означает, что нынешняя стратегия развития физики, которую точнее всего можно назвать ,,от принципа к принципу,, , заводит эту науку в глухой тупик. Дело в том, что тогда порок методологии (ПМ) не просто намекает, что некий принцип может совершенно не соответствовать реальности, но безапелляционно говорит о том, что никакой принцип не может соответствовать реальности.

   В самом деле: если невозможна базовая аксиоматика, то откуда взяться базовым принципам? Даже поверхностный анализ показывает, что стратегия ,,от принципа к принципу,, неверна и в том случае, если создание единой для всей физики базовой аксиоматики все-таки возможно. Мы, разумеется, не знаем, какой будет эта гипотетическая аксиоматика, но уже сейчас можем предъявить к ней такие, например, требования: аксиомы должны быть истинными утверждениями и в них обязательно должны содержаться числовые соотношения между базовыми физическими объектами. Основания для таких требований следующие: 1.Если утверждение неистинно, то оно ложно и автоматически должно исключаться из списка аксиом. 2. Если не будет числовых соотношений между базовыми физическими объектами, то совершенно непонятно, каким образом из данной аксиоматики могут быть выведены физические законы, в которых числовые соотношения должны содержаться в обязательном порядке. Иначе говоря, аксиомами этой базовой для всей физики системы аксиом должны быть физические законы, а вовсе не принципы.

   Итак, я как мог, подробно объяснил, почему я считаю нынешнюю стратегию физики , ,от принципа к принципу,, порочной и почему она должна быть заменена на такую: ,,от закона к закону,,. Осталось выяснить, может ли такая стратегия быть реализованной на практике. Лично я считаю, что это возможно. В следующих главах будет рассказано о закономерностях, которые, на мой взгляд, если не сейчас, то в будущем могут претендовать на статус законов. Одна из таких закономерностей уже обсуждалась на одной из интернетовских дискуссий и в таком статусе ей было отказано. Суть моих разногласий с оппонентами в следующем: вот если бы я вывел этот закон, из некоторого набора физических принципов, то такую статью и такую методологию мои оппоненты сочли бы правильными и обоснованными. Однако законы не выводятся не только из физических принципов, но и из других законов. Законы открываются. Их появлению, если иметь ввиду массы элементарных частиц и атомов, должен предшествовать тщательный анализ безбрежного моря вариантов математических формул, но никак не физических принципов. Моему читателю может показаться странным, что я столько внимания уделил здесь определению такого вроде бы простого понятия, как физический закон. Дело в том, что на мой взгляд это понятие является ключевым в понимании проблем методологии современной теоретической физики. Читатель очень легко может убедиться в том, что в настоящее время понятие физического закона и закона вообще явно не пользуется большим спросом у физиков и философов. Для этого вполне достаточно посмотреть наши энциклопедии, словари, справочники… Определения закона либо нет вообще, либо его вполне можно использовать для сочинения анекдотов. Вот, например, такое определение:,, закон устанавливает устойчивое и повторяющееся отношение между явлениями, их необходимую и существенную связь,,. Если с ним согласиться, то утверждения типа ,, лошади кушают овёс ” следует признать законами. А почему бы и нет? Лошадь кушает овёс очень устойчиво и согласна повторять этот процесс с потрясающей регулярностью. Вы скажете, что эта связь не существенна и не необходима? А это смотря с чьей точки зрения смотреть - лошади проголосуют за такой закон всеми четырьмя копытами. Или если ты лошадь, то тебе и законы не положены ?

2003 год.




КНИГИ

The Sirius Mystery. Continued
(Тайна Сириуса. Продолжение)


The coordinates of the anomalous zones of the Earth

(Координаты аномальных зон Земли)

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.